bashuka (bashuka) wrote,
bashuka
bashuka

Categories:

Cappella Sansevero (Усыпальница семьи Сангро)

По улице Де Санктис, №19, рядом с площадью Сан Доменико Маджоре есть усыпальница семьи Сангро.
В 1590г Франческо ди Сангро, князь Сансеверо, поместил в этой капелле икону с изображением Святой Марии Милосердной, и со временем это имя распространилось и на саму капеллу, которая примыкала в дворцу, утопавшему в зелени сада.
В 1613г Алессандро ди Сангро, архиепископ, перенес в усыпальницу захоронения всей своей семьи. В 17-18 веках она была расширена и украшена Раймондо ди Сангро, который был одновременно и заказчиком и автором, продумавшем каждую деталь. Ни один из художников, одновременно работавших над его заказами, не знал общего замысла. Эта усыпальница – шедевр, принадлежащий одной из самых противоречивых личностей в истории Неаполя, его alter egо, его второе Я, его тайна.

Для одних он гений, ученый, философ; для других – алхимик, масон, воплощение абсолютного зла. Сколько черных легенд подпитывает этот миф!

Первый раз входишь в капеллу чтобы посмотреть, второй – чтобы расшифровать. Ни одного явно скрытого послания. Глаза раскрыты. В первый раз – череда мраморных статуй по периметру всей усыпальницы приводит в смятение тонкостью проработки каждой детали; они олицетворяют умерших родственников и напоминают о тех добродетелях, которыми обладал каждый из них при жизни.
Во второй раз понимаешь, что именно женщины является ключом к разгадке рисунка, решением выхода из лабиринта черно- белых шахматных клеток пола, которые сегодня уже почти стерлись. Женщины оказывают неоценимое участие в деле выхода из этого логова Минотавра.
«Где истина?» - бормочет маленький блестящий ангелочек, на личике которого капля влаги превращается в слезу.

Мрамор и скУльпторы кисеи: Коррадини великолепен, Санмартино трогателен.

Целомудрие первого - это искушение, перед которым трудно устоять, притворная скромность эротизма, опьяняющее противоречие между формой и содержанием. Её обнаженное тело почти просвечивается через прозрачную кисею из мрамора, её формы мягко обрекаемы, а драпировка останавливает вас со смущенной лукавой деликатностью. Хочется сорвать эту драпировку, чтобы испытать свои чувства. Ткань настолько тонка, что подобна невесомой паутине, и должна поддерживаться на фигуре с помощью пояса из роз. Взгляд в сторону, невыразимая лёгкость позы, увядшее древо под ногами, разбитая мраморная плита с эпитафией - всё это, наряду с тканью, подчёркивает, что жизнь изображённой женщины должна была оборваться слишком рано. Основными идеями памятника стали, с одной стороны, уверенность князя Раймондо в совершенствах и добродетелях матери, с другой же, вечная боль оттого, что он никогда не знал женщины, подарившей ему жизнь ценою собственной.
18.55 КБ

Христос Санмартино лежит мертвый почти посреди комнаты. Накрыт саваном (плащаницей). Надписи заявляют, что речь идет о мраморе и ни о чем более, но невозможно не проникнуться хоть на мгновенье идеей, что здесь не кроются какие-то изобретения алхимии. Поражает абсолютная прозрачность, которая дает возможность не только ясно видеть тело, лежащее под саваном, но и великолепно облегающие и наиболее трогательные детали: черты лица, перекошенные страданием, измученное тело, впадина изголодавшегося живота, рана на груди под сердцем и растерзанные руки и ноги. Снятому с креста телу ещё не придали привычную для усопшего позу — ноги согнуты в коленях, руки не сложены на груди, а безжизненно брошены вдоль туловища, голова слегка повёрнута вправо.
Рядом лежат орудия его мучений — терновый венец, клещи и гвозди.


13.39 КБ

Первоначальный замысел князя Раймондо не был исполнен полностью. Предполагалось поместить Христа под плащаницей не в капелле, а под ней — в крипте, предназначенной для захоронения последующих поколений семьи Сангро. Внизу, в полумраке, посреди многочисленных будущих гробниц скульптура должна была по замыслу князя Раймондо подсвечиваться особым изобретённым им «вечным светом» — вероятно фосфоресценцией. При таком освещении тончайший мраморный саван должен был казаться особенно прозрачным и невесомым. Но даже при нынешнем размещении и освещении скульптура является признанным шедевром барочного искусства, вызывающим восторг у многочисленных посетителей.
От головы, склонившись как равный к равному, саван исчезает, проступает тело, великолепное в своей наготе. В ту же секунду очень-очень медленно возвращаешься взглядом от ног к голове, и тебе открывается, ч то его лицо успокоенное, прошедшее от боли к отдохновению. Он – секретное послание: Христос есть уход и возвращение, первый и последний масон.

12.07 КБ

Известно, что Антонио Канова готов был заплатить любую цену, чтобы купить эту скульптуру, он же говорил о своей готовности отдать десять лет жизни, чтобы стать автором этого произведения.

Входом в лабиринт была дверь, выходящая на север, сейчас закрытая, – символ сложного пути человека в поисках истины. Князь Де Сангро рассказывает свою историю, о людях которых он любил и которых он очень рано потерял.

Антонио де Сангро, отец Раймондо, после смерти своей юной жены вёл беспорядочную и даже разгульную жизнь, оставив своего сына на воспитание деду. Поняв бессмысленность такого прожигания жизни, Антонио раскаялся и впоследствии принял сан священника. Аллегорически это преображение представлено в виде человека, разрывающего сковывавшую его сеть — символ греха. Ангел, помогающий человеку, несет на своём челе огонь — символ веры и одновременно просвещённого человеческого разума (поэтому пламенем горит не сердце, а именно голова). Одновременно ангел попирает глобус, представляющий здесь обманчивые человеческие страсти и похоти. Писание, открытое к зрителю, содержит латинские цитаты из пророка Наума (И ныне Я сокрушу ярмо его, лежащее на тебе, и узы твои разорву; (Наум.1:13)) Столь неожиданный вариант памятника священнику, целый ряд масонских символов (глобус, пламя у чела), подбор библейских цитат ещё раз выдают масонские взгляды князя Раймондо.
17.22 КБ
Памятник ценен тончайшей работой по мрамору и пемзе, из которой выполнена сеть. Франческо Квироло был единственным из неаполитанских мастеров, согласившимся на столь тонкую работу, остальные же отказались, считая, что при одном прикосновении резца сеть рассыплется на куски.
Отец - это человек, освобождающийся от сети заблуждений, принеся себя в жертву Богу.
Мать - это искра, освещающая путь к спасению, дающая начало познанию; жена - искренняя сторонница.
Но, по сути, в скульптурах заключены не расшифрованные символы, потому что познакомиться еще не значит понять. Нам остается только выделить пирамиду, компас, серый камень философского знания, на мраморных перилах саламандру, что возрождает огонь, дерево граната...
Голубой звездный свод – вот последнее, что можем видеть свободными глазами, наконец привыкшими к триумфу мраморных скульптур и к потрясающей гениальности, с которой они выполнены. Последний взгляд – подняв голову – чтобы открыть, что свод дарит пленительную игру иллюзий. Пространство и формы оживают вне зависимости от реальной геометрии капеллы. Рождаются несуществующие объемы. Персонажи возникают из воображаемых пространств. Принц играл материей, обманывал уже обманутое зрение, потому что правда не познается лишь зрением. Смотреть не значит видеть.
Tags: Италия, Неаполь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments