Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Жизнь моя, не заблудись в дороге... (с) Владимир Добин

Оригинал взят у el_41 в Жизнь моя, не заблудись в дороге... (с) Владимир Добин
В порядке размышлений моего поколения "за жизнь".

Годы маршируют шагом строгим
День за днем, не зная снисхожденья.
Жизнь моя, не заблудись в дороге,
Далеко забравшись от рожденья.

Снова разольется и обманет
Утренний туман, упавший тихо.
Жизнь моя, не заблудись в тумане,
Помоги на ощупь выбрать выход.

В долгом этом поиске о, сколько
Разбивается желанных планов!
Жизнь моя, не заблудись в осколках,
Трудно выбираясь из туманов.

Вся в порезах, синяках и шишках,
Одолев науку боевую,
Жизнь моя, не заблудись в ошибках,
Что творю, покуда существую.

Отошло, отпело, все серьезно,
Посмотри на небо без опаски.
Жизнь моя, не заплутайся в звездах,
Если ты, как прежде, веришь в сказки.

В быстрых днях, под этот мир прогнУтых,
Не ищи неповторимых премий.
Жизнь моя, не заблудись в минутах -
Легких каплях, уносящих время.

Оглянись на собственном пороге,
Слез не лей, ведь ты уже большая.
Жизнь моя, не заблудись в дороге,
Уходя, прощаясь и прощая.

Ангсоц, старомыслие и любовь ББ к народу

Оригинал взят у lost_archer в Ангсоц, старомыслие и любовь ББ к народу
Спасибо беларускому КГБ за то, что запретили книги В. Мартиновича "Паранойя" и "Сьцюдзёны вырай". Вряд ли обратил бы на них внимание, потому что после Короткевича беллит читать перестал (ибо лучше него вряд ли кто напишет).
Но сам факт запрета говорит о том, что книги обязательно нужно прочесть. Ну а бесплатный текст книги в Сети я нашел  буквально за 10 минут. Наивные люди, запрещать такое в наше время))

Молодцы, товарищи офицеры, ма-ла-ццы!

Виктор Шендерович: «никто не может запретить человеку быть свободным».

Originally posted by anei_aka_kirian at Виктор Шендерович: «никто не может запретить человеку быть свободным».
Известный писатель Виктор Шендерович подписал открытку беларуским политзаключенным:



— Не новая мысль о том, что если человек не идет к политике, то политика начинает идти к человеку. Есть вещи теоретические, а есть вещи, которые касаются в какой-то момент каждого человека. Неприязнь к авторитарному режиму, неприязнь к режимам, которые презрительно относятся к правам человека и в грош не ставят человека -- это одно. Другое дело, когда ты знаешь, что твоих друзей, твоих хороших друзей, мучают. Когда издеваются и попирают ногами их права, их жизнь. Для меня в этом смысле белорусские политзаключенные это не абстракция. Я знаю этих людей, с кем-то имею честь дружить. И для меня требование их свободы -- это естественное, человеческое требование. Я думаю, что мы должны помнить, что если мы сами не готовы защитить себя и своих друзей, то никто этого за нас не сделает. Никто не может запретить человеку жить в рабстве и быть в рабстве, точно также, как никто не может ему запретить быть свободным. Это выбор народа. Народа, который состоит их людей, из вас, из меня, из тех, кто снимает сейчас эту пленку.

Виктор Шендерович, писатель, публицист, теле- и радиоведущий, режиссер. Автор более десятка книг. Автор и ведущий программы «Итого», сценарист программы «Куклы». Лауреат нескольких литературных премий в области юмора. Лауреат «ТЭФИ-96» в номинации «Событие года». Лауреат премии «Золотой Остап».

Ты тоже можешь поддержать политзаключенных, написав им открытку прямо по интернету:

http://pashtouka.org/

http://vkontakte.ru/pashtouka

http://twitter.com/#!/pashtouka


Детский рисунок

 Земля 
              покоем дорожит,
Чтоб в жите быть,
                              в лесах...
На бруствере
солдат лежит -
Не тает снег в глазах.
А сын его,
                 его пацан,
Не хочет -
                    сиротой.
И поднимает он отца
С земли необжитой.
Идет отец,
                и руки врозь,
И пятерни -
                 вразлет.
А на рябине -
ягод гроздь,
А в небе -
                 самолет.
Да только облака черны,
И ягода - черна...
Солдатский сын
                   не знал цветных
карандашей - война.
Какая,  
              в сущности,
                                     беда,
что шлялся большаком
И спрашивал:
                 "Ты папка,
                                      да?" -
У дядек с вещмешком.
Ему совали концентрат
Чужие мужики
И говорили:
                  "Так-то, брат!"-
И прятали зрачки.

...Земля в лесах,
                             во ржи она,
В морщинках блиндажей...
У моего
у пацана, 
Как говорит он,
                              "дополна"
Цветных карандашей.


Александр Балин 

В мае 45-го

Был строг приговор трибунала,
и вздрогнул эсэсовец тот.
Душонка его угадала
короткую фразу: "В расход!"...
Да, понял он, что это значит, 
и нас ни о чем не просил,
и только на солнечный зайчик
тоскливо глазами косил;
на солнечный зайчик, который,
скакнув через яму в земле,
на лязгнувшем брызнул затворе
и затрепетал на стволе.
А май бушевал повсеместно!
И черное око ствола
казалось совсем неуместно,
и яма ненужной была.
Но синяя жилка дрожала
на лбу, что уж начал потеть...
Мне чья-то ручонка мешала,
мешала его пожалеть.
Она, та ладошка, синела,
из снега торча на юру,
и тонко и страшно звинела
на лютом декабрьском ветру.
Был этой ладошкой проколот
насквозь я на том рубеже,
и снежный немыслимый холод
в моей поселился душе...
Бои...Переправы...Границы...
И - залпы великого дня:
- По-бе-да!.. - Но этот убийца
стоял и глядел на меня.
Вокруг ликовала природа,
сирень запышнела уже...
Но снег сорок первого года
еще не растаял в душе.
И это она повелела,
сирени сплошной вопреки,
глядеть не сквозь прорезь прицела -
сквозь пальчики детской руки!
Владимир Карпеко

Франсуаза Саган. Забытая Францией

В эти дни исполняется 75 лет со дня рождения выдающейся французской писательницы Франсуазы Саган (1935-2004). С ее сыном Дени Уэстхоффом встретился парижский корреспондент "Известий" Юрий Коваленко.

Collapse )

(no subject)

Чужие стихи перечитывай вновь.
Не бойся влюбиться в чужую любовь.
Не бойся чужою бедой заболеть.
Сумеешь - чужому сомненью ответь.
Сумеешь - чужие грехи отпусти.
Сумеешь - чужую обиду прости.
Сумеешь- чужого врага пощади.
Но только чужие слова не тверди.
Но только чужую тоску не лечи.
Но только, как жить никого не учи!


Инна Кашежева

(no subject)

 Это терем или тюрьма?
Если терем, то мало света...
Это лето или зима?
Очень холодно, если лето...
Это верность или любовь?
Это - ревность.

                    И.Сергеева

(no subject)

 В пятиминутном мире на столе
Бессрочная свеча горит и тмится,
И вдоль каналов свежий снег дымится,
Не  успевая прирастать к земле.
На шею мне , скорей, твою ладонь!
Вот чем деревья живы и спокойны:
Как под зимой река, как под рукою,
Пирует в них непойманный огонь.
Без имени, без языка, -
Не обличить, не вытянуть по нитке, -
Безглаво торжествующий, как Нике,
Огонь, огню не преданный пока.
Как перенять его? Губами с губ.
Губами с губ.(Не так! Еще нежнее...)
Перегорит душа - мы вместе с нею.
Не погуби, а лишь - а лишь пригубь.
Все площади замешаны в родстве,
Все улицы уличены в потворстве,
На шпиле остром  и на камне черством
Следы от губ - как почки на ростке.
Я город нецелованный ношу 
Во рту. Он изнутри палИт мне губы.
Тепло без дома. Горячо без шубы.
Я ничего , ты слышишь, не прошу!
И без плеча могу, и без луча:
Не прирастает снег к стремнине красной...
Но ты постой. Побудь. Пускай погаснет
На пять минут настольная свеча.


Татьяна Галушко

Встаньте, все как есть! Примите стоя

 
Сохраненное в простой красе
Слово это - древнее, святое!
Встаньте!.. Распрямитесь! Встаньте все!
Как леса встают в часы рассвета.
Как травинки к солнцу рвутся вновь,
Встаньте все, заслышав слово это,
Будто к вам пришла любовь!
Слово это - зов и заклинанье,
Стон последний гибнущий в огне.
В этом слове - сила бескорыстья,
Доброта, которой жизнь светла,
То, о чем чуть слышно шепчут листья,
То, о чем звонят колокола...
Слово это навсегда пребудет
И, пробившись сквозь любой затор,
Даже  в каменных сердцах пробудит
Потаенный совести укор.
Слово это и целит, и ранит
В нем сокрыто жизни существо.
В нем - исток всего. Ему конца нет.
Встаньте!.. Я произношу его:
"МАМА!"

поэма"Берегите матерей"  Расул Гамзатов